Главная » Новости » Цель российской пропаганды посеять уныние и паранойю: как противодействовать?

Цель российской пропаганды посеять уныние и паранойю: как противодействовать?

12218

Кремлевской пропагандой страны Балтии и Украина изображают гражданам как провальные – поражены коррупцией, беспорядком, эмиграцией и бедностью – и управляемые преступными элитами, марионетками Запада с фашистскими симпатиями. Время от времени, обширное медийное представительство Кремля действует согласованно с местными активистами, или непосредственно их финансируя. Некоторые местные активисты самостоятельно идентифицируют себя с кремлевскими тезисами и дают этим взглядам (будто бы) независимую платформу в своих собственных странах.
Пропаганда Кремля

Этот доклад исследует использование Россией финансируемой государством пропаганды в странах Центральной и Восточной Европы – в период, когда эпоха информации быстро превращается в сутки дезинформации. В то время, пока реакционные автократические государства вроде России все эффективнее употребляют и злоупотребляют – информационными технологиями, либеральные демократии пасут задних.

В отличие от советской пропаганды, современные российские методы ведения информационной войны не занимаются грубой рекламой повестки дня Кремля. Зато они откалиброваны на то, чтобы вносить сумятицу, сбивать с толку и отвлекать. Россия стремится подорвать поддержку в обществе евроатлантических ценностей, или увеличить таким образом собственную силу.

Она эксплуатирует этнические, лингвистические, региональные, социальные и исторические напряжения, и продвигает антисемитские тезисы, увеличивает их проникновение и создает фальшивый образ легитимности. Как следствие, информационная война усиливает геополитические, экономические и идеологические противостояния в регионах, которые являются критически важными для интересов США – таких, как Балтика на севере и Черное Море на юге.

Это делается намеренно; Россия считает, что она имеет право на «серую зону» вдоль ее границ, территорию, где суверенитет других наций ограничен, и где российские политики и российские компании имеют привилегированный экономический и политический статус. Она рассматривает европейское урегулирование после 1989 года как неприемлемое и временное.

Она видит угрозу в существовании демократий и открытых обществ, потому что они могут «заразить» Россию этими идеями. Она расценивает западные заявления о права человека и верховенство права как умышленную заблуждение, наивность или бред. Она имеет целью подрыв правил многостороннего безопасности порядка в Европе, который она считает несправедливым и нежизнеспособным. В Грузии и Украине Россия доказала свое стремление использовать также и военную силу для подрыва безопасности этого строя.

Но вооруженные силы не являются единственным оружием России. Как показывает это исследование, российские пропагандистские усилия в Европе составляют важную часть ее гибридного подхода к применению силы. Несмотря на то, что украинский кризис привлекла внимание Запада к важности информационной кампании России, она применяла дезинформацию задолго до этого кризиса.

За это время росла ее коварство, интенсивность, поле действия и влияние. Российские усилия является тщательно согласованными, тщательно направленными, щедро финансируемыми и профессионально выполненными. И сейчас они почти не встречают эффективного сопротивления.

Хоть Мероприятие имеет военное и экономическое превосходство над Россией, он не имеет такого же уровня фокусировки и контроля. Западные демократии не имеют и не будут иметь такой же власти над СМИ, бизнесом и интеллектуалами, которую имеет Россия.

В то же время политики в США и Европе – которые отвлеклись на другие проблемы, такие как миграция, экономический беспокойство, войны на Среднем Востоке, выход Британии из ЕС и напряжение в отношениях с Китаем – редко осознают масштаб и глубину русской угрозы. А когда все же осознают, то не знают, как ей противодействовать, потому что в общем уже забыли навыки и знания, полученные во время Холодной войны.

Запад сократил свою инфраструктуру с контрпропаганды, в частности, закрыв информационное агентство США и уменьшив штат рабочей группы из активных мер, которая действовала в эру Холодной войны. Нынешние усилия по противодействию являются либо неэффективными, или же контрпродуктивными.

Но если Европа и Северная Америка не дадут быстрого ответа на этот вызов, последствия могут быть драматическими. Россия радикально подрывает евроатлантическую солидарность и приобщается к распространению гражданской несогласия. На кону стоит способность Запада решать кризиса и гарантировать длительное будущее европейского безопасности строя и роли Америки как европейского силы.

Угроза

Использование информационной войны – или дезинформации — российской властью отличается от традиционных форм пропаганды. Ее цель – не убедить или доказать, а подорвать и дискредитировать.

Вместо того, чтобы призвать аудиторию к определенным действиям, она отвлекает ее, вызывает пассивность и паранойю. В самой России этот подход называют «информационно-психологическая война». Ее тактика направлена на дезорганизацию и деморализацию оппонента.

Российская дезинформация распространяется как открыто – через іномовне телевидение и международное агентство новостей Sputnik International – так и скрыто, с использованием номинально независимых журналистов, экспертов и комментаторов (многие из которых не имеют легитимности или статуса какого-где), так же как интернет-троллей (платных пропагандистов).

Она действует на многих языках и во многих регионах, включая с Европой, Америками и Азией. Впрочем, это исследование сосредоточено на регионе Центральной и Восточной Европы.

Послание, как лежит в основе, проста: Соединенные Штаты задействованы в эгоистичных и безжалостных соревнованиях за мировое господство. И отсюда вывод: все, что Россия или другая страна может сделать для сопротивления этим усилиям, является похвальным и оправданным.

Основы евроатлантической безопасности, включая расширение НАТО на бывшие коммунистические страны и поддержкой Западом Украины представляются как лицемерие и несправедливость. Страны Восточной и Центральной Европы, которые сейчас стали пограничными государствами западного альянса – изображают как истерично русофобские марионетки США, руководимые беспринципными элитами, которые не заботятся об интересах своих народов.

Это послание адаптируется к конкретным рынкам, отличается от страны к стране и включает темы как с местной, так и иностранной политики. Кремлевские издания обвиняют финскую власть в похищении детей во время споров, которые возникают вокруг ухода за ребенком, и боев за опекунство, которые являются следствием разрыва финско-российских браков.

В Швеции полиция безопасности Säpo, замечает, что Россия «заполнила новостное пространство глупостями» — как один из компонентов психологической войны. В Німечччині недавняя пропагандистская кампания описывала сексуальное нападение (вымышленный) на «Лизу», молодую женщину родом из России. В Британии Sputnik International, так называемая «агентство новостей», освещал недостатки Евросоюза во время недавнего референдума о выходе страны из Евросоюза.

В Польше российский мессидж заключается в том, что Запад подрывает польские национальные ценности. Страны Балтии и Украина изображают их собственным гражданам как провальные – поражены коррупцией, беспорядком, эмиграцией и бедностью – и управляемые преступными элитами, марионетками Запада с фашистскими симпатиями.

В то же самое время Россия угрожает Финляндии Третьей мировой, а Швеции – «действиями в ответ», если какая-то из этих стран вступит в НАТО, и предупреждает Данию, что она станет целью для ядерного оружия, если присоединится к противоракетной программы НАТО.

Внутренние вопросы в одной стране могут стать темой иностранной политики в другие. Российская пропаганда в Западной Европе удачно разыгрывает тему обязательств перед «соотечественниками» на бывших советских территориях – термин, который не имеет четкого определения и включает как людей с основной на русском языке так и русских по этническому происхождению.

Она фальшиво утверждает, что эти слои населения страдают от дискриминации или прямого преследования за свою этническую, гражданскую или языковую принадлежность.

Кремлевская пропаганда также опровергает и отвергает любую критику в адрес собственного поведения России. Все негативные комментарии о России подаются или как вымышленные, или как несправедливые: следствие двойных стандартов, предубеждений и эгоизма.

Что такое «активные мероприятия»

Элементом советского (а теперь российского) инструментария были так называемые «активные мероприятия» — прямое вмешательство в политику другой страны с помощью скрытых средств.

Активные меры могут включать следующее:

— влияние на политику других правительств;

— подрыв доверия к лидерам и государственных учреждений в стране;

— развал ее отношений с другими нациями;

— дискредитация и ослабление правительственных и неправительственных оппонентов.

Время от времени, обширное медийное представительство Кремля действует согласованно с местными активистами, или непосредственно финансируя их (например, в случае некоторых латвийских неправительственных организаций), либо помогая им через формальную ассоциацию. Некоторые местные активисты самостоятельно идентифицируют себя с кремлевскими тезисами и дают этим взглядам (вроде) независимую платформу в своих собственных странах.

Несмотря на то, что этот инструментарий похож на тот, который использовался в прошлом, подход иной. Современная кремлевская пропаганда больше не сосредотачивается на тезисах левых политических сил, антиколониализма или борьбы за права трудящихся, которыми она занималась во время Холодной войны.

И еще меньше она продвигает коммунизм. Вместо этих очень сложных идеологических вопросов встал постмодернистское отрицание всей либеральной идеи западного общества. Демократия – это фальшь, политики коррумпированы и смехотворны.

Это не целостный месседж, и его тезисы часто конфликтуют. Российская пропаганда поддерживает и крайние левые, и крайние правые движения, и любую форму протеста в диапазоне между ними.

Единственное общее качество –это враждебность и недоверие к системе власти. Как указывает финское исследование «Туман фальши», «Советская пропаганда была привязана к тезисам о идеологическую правоту, зато современный российский вариант можно сравнить с калейдоскопом: свет, проходящий сквозь него, постоянно трансформируется в множественные версии реальности».

Поклонникам французских правых поступает контент по защите христианства; посткоммунистическим левым в Германии посылают мемы, стсовуються пацифизма и угрозы миру со стороны Америки; Словакия получает контент, который рассказывает о немецкое господство в Евросоюзе и т.д.

Цель не в том, чтобы убедить всех потребителей в едином, согласованном наборе содержания. Главная цель троллинга – дезориентация и манипуляция общественным мнением противника, дезорганизация его общества.

Пример: Украина

Методы информационной войны России против Украины стали предметом нескольких важных исследований. Впрочем, мало кто систематизировал, анализировал и объяснял многочисленные примеры российской пропаганды в хоть какой-то содержательный способ. Этот пример основан на материалах сайта Stopfake, онлайновой инициативы с развенчания мифов, основанного преподавателями и студентами Киево-Могилянской академии.

Stopfake проанализировал, проверил и опроверг свыше 500 сообщений российского телевидения, печатных и интернет-СМИ, как подконтрольных правительству, так и частных, а также социальных сетей. Собрав эти сообщения, Stopfake разделяет их на категории, в зависимости от темы фейка, формы представления (текст, фото, видео, мэс) и целевой аудитории.

Цель

В Украине Stopfake определил две главные тематические направления, которые эксплуатирует российская дезинформация. Первый представляет протестов Євромайдану как мятеж, в котором поддерживаемая Западом хунта отобрала власть в легитимных правителей Украины. Этот тезис раскрывается в более широком контексте о западный – главным образом американский – тайный план завладения миром.

Второе направление представляет новый демократический режим в Украине как «фашистский». Этот двойной изложение «породил тревогу в стране, сея вражду между сегментами украинского общества и запутывая Запад волнами дезинформации».

На этом фоне «… поддерживаемые Россией боевики и скрытые войска совершали военные наступления в таком объеме, чтобы украинская власть выглядела слабой». Конечная цель обоих направлений – дестабилизировать Украину психологически, и продвинуть убеждение, что эта страна – провальная государство.

С помощью этого пессимистического взгляда на страну Россия надеется уничтожить и внутреннюю, и международную поддержку реформ, которые должны сделать Киев более независимым от Москвы.

Целевая аудитория

Связав о демократические движения в Украине с фашизмом и антироссийской, поддерживаемой Западом сговору, Россия надеется «накрутить» свою домашнюю аудиторию для поддержки агрессивной внешней политики России.

Так же она надеется радикализировать потенциальных сторонников в восточных и южных областях Украины, чтобы те поддерживали ее военную кампанию в этих регионах. Наконец, Россия надеется дискредитировать украинскую власть в глазах Европы и НАТО.

Кроме этого, Кремль ищет доступа широких кругов новых потенциальных сторонников. С этой целью базовые тезисы подкрепленные тактикой, которая направлена на аудиторию, которая не очень интересуется сложными политическими вопросами.

«Интересные истории», которые действуют как «ловушка для кликов», обвиняли США в распространении вируса Зика и других болезней – в качестве оружия для нападения на врагов. Эти истории продвигают те же тезисы: что США планирует властвовать над миром, что украинское правительство является фашистским – но делает это, ориентируясь на лиц с другим образовательным уровнем, или на религиозные аудитории.

Содержание и организация

Для понимания российской дезинформации в Украине особенно важны три следующие тезисы. Конечно, они не являются взаимно исключительными.

Провокация. Понятие «провокация» относится к традиционного репертуара с отвлечения внимания. Он эксплуатирует предположение о существовании внешней угрозы, которая может проявиться как серия провокаций, направленных на стабильность режима.

Этот термин укоренившийся в советской политической речи, которая осуждала потенциальные критические заявления, называя их провокациями или саботажем в исполнении иностранных агентов или пятой колонны.

Этот тип изложения особенно хорошо подходит к консолидации тезисов о активный Запад, который провоцирует пассивную Россию к самозащите. А значит, динамика конфликта ставится с ног на голову: нападающий превращается в жертву, а жертву обвиняют в развязывании конфликта.

Гуманитарная катастрофа. Чтобы скрыть присутствие российских войск в регионе, была задействована более тонкая схема обмана. Тезис о «гуманитарной катастрофе» предоставила удобное прикрытие для действий: поставки гуманитарной помощи и российского оружия в регион. 5 августа 2014 года российский МИД объявил, что Россия планирует организовали «международную гуманитарную миссию на юго-восток Украины».

До марта 2015 года более 50 конвоев, каждый из которых состоял из более 100 грузовиков пересекли границу с Украиной – якобы доставляя гуманитарную помощь местным. На самом деле, как сообщалось, они поставляли незаконным военным формированием и российским регулярным войскам оружие и боеприпасы.

Русофобия. Термины «антироссийский» и «русофобский» стали частью официального стиля речи в России. МИД России осудило демонтаж памятников в Украине и описало это как «варварский русофобский акт».

Украинский исследователь Александр Осипян отметил, что представление активистов майдана как антироссийских русофобов было сделано умышленно, чтобы сделать «немыслимой любую попытку аналогичных протестов в России», и чтобы автоматически отнести к предателям любого, кто будет выступать в поддержку украинского Майдана.

Таким образом, в собственном российском контексте гражданин, который критически наладнований к официальной линии, или выражает сочувствие странам, что конфликтуют с Россией, теперь получает ярлык «русофоба». Это важно, потому что этот эффект «клеймение», созданный путем постоянного употребления политических лозунгов, ярлыков и клише, распространяется с сугубо домашней сферы применения на внешний мир.

Кремлевская кампания по дезинформации, нацеленной на Украину, употребляет разнообразные техники. Она приспосабливает свои мессиджи до разных аудиторий, то в Восточной Украине, в Западной Европе.

Она распространяет бесстыдную дезинформацию, но заботится о том, чтобы эта ложь была интересной и затрагивала эмоционально, и приспосабливает ее под стратегический изложение, подогнан под соответствие предубеждением и ее представлениям аудиторий, сочетая украинский национализм с немецким фашизмом в России и поощряя антиамериканские и антиевросоюзовские чувства в Европе.

Чтобы сделать этот контент привлекательным, Россия готова полностью фабриковать сюжеты, используя фото и видео для обеспечения соответствующих потребностей. Полный набор медиа, от кинематографа до новостей, ток-шоу, печатных и социальных СМИ задействован в продвижении официальных тезисов России.

Рекомендации по противодействию

1. Систематический анализ. Сейчас никто не осуществляет системных усилий по анализу эффекта русской дезинформации. Кто на самом деле смотрит телеканал «Раша Тудей»? Где? Как долго? И почему? Так же нет средств систематического отслеживания контента: Как отличается мессидж Кремля в Германии от восхвалений в Швеции или Польше?

Наши примеры, в сочетании с усилиями CEPA по выявлению и мониторингу российской пропаганды в частях Центральной и Восточной Европы демонстрируют разнообразие целей и сообщений России. Но отсутствие целостной картины ограничивает наши способности отвечать на это в смысле как количества, так и качества.

Мы рекомендуем:

— регулярный, направленный анализ объема и влияния российской пропаганды;

— больший анализ медийной среды Центральной и Восточной Европы для выявления кампаний по дезинформации и понимание, какие источники формируют общественное сознание;

— мониторинг социальных СМИ, определение трендов и лиц, которые являются популярными среди полярных социальных групп, и которых можно привлечь к развитию доверия.

2. Гарантирования качества СМИ. Даже в условиях сильнейшего защиты свободы слова, СМИ имеют ограничения (например, относительно демонстрации обнаженных людей, а преступникам и террористам не дают доступа к трансляциям. Также может регулироваться политическая реклама, исправления ошибок и применения языка ненависти.

Впрочем, много «пограничных» государств ЕС не имеют опыта или слабые в этом регулировании. Международная комиссия под эгидой Совета Европы и Венецианской Комиссии – которая мониторит соответствие верховенству права и демократическим стандартам – может давать советы неопытным регуляторам, гарантируя их независимость и помогая в сообщении их решений.

Она будет служить как «знак качества» для СМИ. Если такой официальный орган нельзя создать, его роль должен выполнять аналогичная неправительственная организация.

3. Новые агентства, новое сотрудничество. Кое-кто призывает к возобновлению Информационного агентства США. Поддержан двумя палатами законопроект сенаторов Криса Мерфи и Роба Портмана предлагает создать совместную агентство «Центр информационного анализа и реагирования». В Европе Якуб Янда из исследовательского центра «Европейские ценности» предлагает создать подразделения по стратегическим коммуникациям по всему ЕС.

В любом случае, западные правительства должны найти конструктивный путь взаимодействия с медиа и НПО, стимулируя появление сообщества с межнациональной критической оценки и доверия. Правительства должны демонстрировать больше склонности делиться фактам финансовых преступлений, видео тайных военных операций и перехватами телефонных разговоров.

4. Деконструкция дезинформации. Следует создать аналог таким организациям, как Global Witness, Transparency International и Проект по расследованию коррупции и организованной преступности, который будет расследовать российские (или любые другие) кампании по дезинформации или гибридной войны, и разоблачать их неправдивости в ключевых аудиториях, которые способны воспринимать доказательства, основанные на фактах.

Она может применять технологию автоматической проверки фактов и изобличение троллей, обучать специалистов со СМИ и устанавливать «рейтинги дезинформации» тем медиа, которые стали жертвой или являются тайными проводниками российской пропаганды.

5. Рабочая группа по «исторических травм». Одна из наиболее эффективных тем кремлевской пропаганды эксплуатирует героическую наследие Второй мировой. Она употребляет фальшивые силлогизмы, вроде «Сталин воевал с нацистами, следовательно, все, кто воевал со Сталиным, был нацистом», а затем связывает их с современностью: «Каждый, кто сейчас противостоит России, является фашистом».

Рабочая группа из психологов, историков, социологов и специалистов по СМИ может создать «фабрику идей» для определения подходов в исторических или психологических травм, и акцентирование других тезисов.

6. Направленное вмешательство. Facebook уже применяет технологию, направленную на дерадикалізацію крайних правых экстремистов и джихадистов. Аналогичные инициативы следует применить в отношении тех, кто стал жертвой кремлевской пропаганды.

7. Перезапуск общественного вещания. На фрагментированном медийном ландшафте мощный, независимый общественный вещатель может стать наиболее достойным доверия СМИ, и не только устанавливать журналистские стандарты, но и участвовать в социальных и общественных вопросах.

8. Взаимодействие между блогерами и СМИ. Стороны подпишут соглашение, сигнализировать о своей приверженности этическим стандартам, что позволяет создавать программы обмена между ключевыми и «пограничными» государствами для создания транснациональных сообществ доверия и критического осмысления.

9. Фабрика русскоязычного контента. Зрители в Украине, Балтии и на Кавказе смотрят кремлевское ТВ, потому что оно ярче и более интересное. МИД Британии поручило ВВС создать проект «фабрики контента», чтобы помочь ассоциированным членам ЕС и странам Балтии разрабатывать новые русскоязычные развлекательные программы. Другим донорам стоит присоединиться к этой инициативе.

10. Русскоязычная информагентство/хаб. Пока ни одна русскоязычная служба систематически не производит проверенных и свежих новостей. Проект «Европейский фонд за демократию» предлагает создать фото службу для агентств новостей в регионе. Free Press Unlimited, голландская организация по развитию СМИ, получила правительственный грант на создание независимой конкурентной русскоязычной агентства новостей. Эту инициативу следует поддержать и поощрять.

11. Русскоязычные трансляции в Эстонии. Эстонский русскоязычный общественный канал ETV+, бюджет которого составляет несколько миллионов долларов, сосредоточен на муниципальных сюжетах и ток шоу, которые помогают аудитории не-граждан чувствовать, что их понимают. Он заслуживает на дальнейшую поддержку: Эстония дает уникальную возможность развивать пилотные инициативы, которые можно потом воспроизвести в более сложных средах, таких как Молдова или Украина.

12. Медийная грамотность. Важен долгосрочный приоритет – это обучение потребителей медиа способности замечать дезинформацию. Пилотные проекты в Украине, в частности осуществляемые IREX, заложили новые основы как в смысле используемых техник, так и в распространении за пределы научной среды. Будущие проекты с медийной образования должны использовать как он-лайновые, так и ретрансляционные каналы.

13. Бойкот рекламы. Западные рекламодатели финансируют каналы, которые используют язык ненависти и демонизируют ЛГБТ-сообщества, а западные производители программ продают им развлекательный контент. Следует ввести системную кампанию давления на них, чтобы те избегали подобных клиентов или бизнесов.

1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*