Главная » Космос » Балто-Черноморский союз – европейский щит от Кремля

Балто-Черноморский союз – европейский щит от Кремля

13104

Учитывая системный кризис ЕС и неготовность Запада предоставить реальные гарантии безопасности Украине, Грузии и Молдове от российской агрессии, между странами Балтийско-Черноморского региона, все более актуальными становятся совместные оборонные интересы.
Балто-Черноморский союз

Дружба против России

После неприкрытой российской агрессии против Украины и резких высказываний российских лидеров о том, что русские танки за несколько дней могут быть в Варшаве, Риге и Таллинне, кризис европейской системы безопасности стал все более очевидным. В связи с одновременной девальвацией Будапештского меморандума и декларируемыми кремлевской пропагандой намерениями восстановить СССР и вернуть в свою сферу влияния в Центральную Европу совместного агрессивного соседа ряд стран Восточной Европы, от Финляндии до Грузии, оказались в одинаковом геополитическом положении. Общие угрозы стран Балтийско-Черноморского региона предопределяют объективные основания для формирования нового военно-политического союза на территории Восточной Европы. Для Украины, которая уже подверглась прямой российской агрессии, единственными потенциальными союзниками, и потенциальными жертвами российского давления, являются наши ближайшие соседи: Польша, Молдова, Грузия, Литва, Латвия и Эстония, а с недавних пор Турция. Характерно, что большинство потенциальных участниц Балто-Черноморской оси уже в той или иной степени втянута в гибридную, информационную, исторически-идеологическую, торговую, холодную или горячую войну с российской агрессией.

В информационном пространстве стран региона все большую популярность приобретает идея Балто-Черноморского союза (БЧС), которая в Польше в начале XX века существовала под названием «Междуморье» или «Intermarium». Конфедеративный план, который выдвинул польский лидер Юзеф Пилсудский, сегодня мог бы стать не столько межгосударственным объединением, сколько многосторонним соглашением о взаимопомощи стран между Балтийским и Черным морями, то есть тех государств, которые воспринимают Москву как угрозу своему национальному суверенитету и территориальной целостности.

Согласно замыслу, на первом этапе интеграции Балто-Черноморский союз может объединить Украину, Польшу, Грузию, Литву, Латвию и Эстонию. На втором возможное расширение альянса к Адріатично-Балто-Черноморского союза с привлечением таких стран, как Молдова, Хорватия, Словения, Венгрия, Словакия, Чехия, Азербайджан и Турция. Кроме упомянутых государств, к нему теоретически в перспективе могли бы вступить Румыния, Болгария, Беларусь (после ликвидации режима Лукашенко), а также Финляндия, которая зимой 1939-1940 годов также тщетно ждала помощи от западных союзников. В качестве потенциальных партнеров рассматривают также внеблоковые Австрию и Швецию.

В современной ситуации блок Межморья не имел бы в виду тесного союза или полномасштабного альянса. Главной его целью было бы ограничения и сдерживания российской экспансии путем совместной обороны группы стран, готовых помогать друг другу в гибридных войнах. Такая антироссийская коалиция объединила государства, готовы взять на себя обязательства военного и иного сотрудничества в противостоянии имперским амбициям Москвы. Сферы сотрудничества членов Междуморья могли бы включать:

— многостороннюю координацию экономических и других санкций;

— взаимные поставки летальных оборонительных вооружений;

— сотрудничество в вопросах энергетической безопасности и транзита энергоносителей;

— взаимную помощь в боевой подготовке войск и модернизации вооружений;

— обмен стратегическими, контрразведывательными и другими данными;

— совместные военно-промышленные предприятия и разработки;

— совместные международные инициативы по противостоянию пропаганде;

— обмен военными советниками и другими экспертами.

Частично Междуморья уже развивается, что осознают в России, и это уже становится проблемой для Москвы. Зарождается также многостороннее сотрудничество между странами Междуморья в рамках совместной польско-литовско-украинской бригады. Уже несколько лет существуют Организация за демократию и экономическое развитие (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова) и Содружество демократического выбора (Украина, Молдова, Латвия, Литва, Эстония, Словения, Македония, Румыния, Грузия). Предтечей же «Інтермаріуму» (Балто-Черноморского союза) можно считать ГУАМ, «Восточное партнерство», «Черноморское сотрудничество», «Вышеградскую четверку». В таком союзе может объединиться большинство славянских народов с общими экономическими и политическими интересами. А религиозное и языковое разнообразие стран-участниц будет способствовать обеспечению равноправия каждого государства и не позволять доминировать в союзе одной из них. Покупателей Межморья всегда понимали общую судьбу в противостоянии сначала Российской империи, потом СССР, а сейчас – Российской Федерации. Нападение России на Украину и аннексия ею Крыма только усилили чувство взаимной солидарности Восточной Европы, которое существовало ранее.

Военно-экономический потенциал стран Междуморья

В социально-экономическом и демографическом аспекте Балто-Черноморский геополитический блок мог бы стать мощным мировым игроком, ведь, например, Турция занимает 17 место в мире по уровню экономического развития. Другая потенциальная участница Польша находится в пределах первых 25 развитых государств, что в сочетании с восстановленным аграрно-промышленным потенциалом Украины за основными суммарными экономическими показателями уже теперь оставляет далеко позади Таможенный союз России и Казахстана. К примеру, годовой бюджет РФ составляет 247 млрд долларов, тогда как бюджет только Турции равна 190 млрд долл., Польше – 92 млрд, Финляндии – 146 млрд, Венгрии – 66 млрд, что в сумме составит 437 млрд. То есть экономический потенциал стран Балто-Черноморского союза почти вдвое превышает экономику РФ.

В демографическом отношении лишь 70 млн населения Турции вместе с 45 миллионами украинцев и 38 миллионами поляков превышают 136 миллионов населения России, значительная часть которого является тюркоязычными мусульманами и сепаратистами.

В военном аспекте такой союз потенциально будет превышать российские вооруженные мощности и станет весомым сдерживающим фактором в дальнейших экспансионистских планах Кремля. Военно-морской флот Турции, который построили немецкие компании, является самым мощным в регионе и значительно опережает по вооружением российские устаревшие советские образцы. Военный союз стран Балто-Черноморской оси даже по численности личного состава войск может стать весомым фактором сдерживания российской агрессии. Если армия РФ насчитывает около 766 тыс. человек, то 120 тыс. польских военнослужащих вместе с 410-тысячной турецкой армией и 250 тыс. украинских военных могут сформировать около 800-тысячную армию, которая станет самой мощной военной силой в Европе.

А как же НАТО?

Коалиция Междуморья могла бы включать как членов, так и не членов НАТО и ЕС в Восточной и Южной Европе и могла бы стать дополнительным уровнем защиты для стран-участниц, если в рамках НАТО система коллективной безопасности вдруг даст сбой. Показательно, что даже восточноевропейские страны-участницы НАТО не имеют надежных гарантий от давления РФ. В частности, государства Балтии, в которых проживает значительное русское меньшинство и которые находятся под угрозой российской экспансии, неоднократно становились объектами споров руководителей НАТО относительно того, вступать альянс в войну ради их защиты.

Много экспертов 2014 года утверждали, что, если бы Кремль организовал по крымским сценарию сепаратистский проект, например, в латвийской Латгалии, которую населяют русские, в Брюсселе по этому лишь бы растерянно наблюдали. Вряд ли США вступали бы в войну с ядерной Россией ради маленькой Латвии или Эстонии. Скорее всего, территориальные претензии РФ к этих стран решили бы демократично: провели бы «референдум» относительно волеизъявления местного населения, а после него – аншлюс. Такой вариант обошелся бы Вашингтону значительно дешевле, чем война, хотя это стало бы нивелированием 5 статьи устава НАТО о взаимопомощи. Но прагматизм в политике Запада всегда превалировал над бумажными декларациями и договорами, если их выполнение становилось слишком обременительным.

Даже Польша как член НАТО, учитывая печальный исторический опыт «помощи» западных союзников 1939 года, имеет весомые основания для формирования оборонного союза с соседями региона. Высказывали серьезные сомнения и в готовности НАТО оказывать военную помощь Турции, которая, несмотря на то, что входит в нато, де-факто осталась в состоянии геополитической одиночества перед Россией. После сбивания турецкими военными российского самолета и неожиданной волны терактов в турецких городах вопрос солидаризации с союзниками в противостоянии Москве для Турции осталось под вопросом. Некоторые представители НАТО Турции намекнули, что она не сможет рассчитывать на поддержку со стороны Североатлантического альянса, если спровоцирует вооруженный конфликт с Россией. Министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, отметив, что говорит от имени всех союзников, отметил: «НАТО не должно позволить втянуть себя в вооруженную эскалацию с Россией за нынешнюю напряженность в отношениях между РФ и Турцией. Обязательство защищать каждого члена НАТО распространяются только на случаи, если одно из государств-членов испытывает непосредственного нападения». Поэтому Европа сейчас не готова вмешиваться в войну с Россией, тратить миллиарды евро и платить жизнями своих граждан за амбиции Турции в Ближневосточном регионе.

На этом фоне неудивительно, что в последнее время возрос интерес Анкары до Киева и увеличились масштабы сотрудничества между обеими странами. Турецкие власти 2015 года приняла ряд особых мероприятий для поддержки Киева, в частности по поставкам военных госпиталей Украине. Во время визита Президента Порошенко в Анкару 2016 года Украина и Турция подписали Совместную декларацию, которая включает сотрудничество и в сфере безопасности, включая совместным производством оружия. Поэтому поиск новых союзников или даже формирование антироссийской коалиции, вне альянсом, становится одним из приоритетов внешней политики Турции.

Так вот разница в интересах между Западной и Центральной Европой все углубляется. Нынешние структуры безопасности оказались недостаточно эффективными, поэтому реконфигурация межгосударственных отношений Восточной Европы уже давно назрела. Следовательно, и Украине стоит изменить восточно-западный вектор внешнеполитической ориентации на ось «север-юг» и строить военно-оборонительный союз со странами, для которых защиту от российской агрессии исторически стал национальной идеей.

1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*