Главная » Космос » Возможен ли в Украине турецкий сценарий?

Возможен ли в Украине турецкий сценарий?

13804

Причины и последствия неудачного кровавого путча в Турции в настоящее время активно обсуждаются в экспертной среде. Одни утверждают, что мятежники пытались сместить президента Эрдогана за его дрейф от демократии к тоталитаризму, другие настаивают на том, что турецкий наставник сам спровоцировал этот мятеж, чтобы выявить скрытых оппозиционеров и получить возможность жестко с ними расправиться.
Турция военный переворот 2016

Впрочем, немало отечественных аналитиков сейчас пытаются не столько выяснить истинные причины драматических событий в Турции, сколько спрогнозировать их вероятность в нашей стране. Мол, в стране, которая уже пережила несколько революций, находится в состоянии войны с российским агрессором, в которой огромное количество обнищавшего населения и отсутствуют быстрые и действенные реформы, сформированное классическое основание для подобных социальных катаклизмов.

То же действительно возможен в Украине «турецкий сценарий»? Кому он выгоден и насколько реалистичный?

Об этом корреспондент «First Truth&Transparency Committee» пообщался с директором социологической службы «Украинский барометр» Виктором Небоженко, политологом Ярославом Макитрой, политическим аналитиком Александром Кочетковым и политекспертом Владимиром Маньком.

Итак, возможны ли в Украине события по «турецкому» сценарию?

Виктор Небоженко: В любой стране, где есть острый политический конфликт и власть не занимается его решением, возможен или Майдан или досрочные выборы, или же переворот. Поэтому чем дольше власть будет тянуть с досрочными выборами, тем больше вероятность очередного майдана и даже переворота. А кто это будет делать – это другой вопрос. Я вам скажу, что в украинском перевороте, как и в случае с Эрдоганом, больше заинтересован президент Порошенко. У него низкий рейтинг, просто выиграть досрочные президентские выборы он не сможет, а вот инициировать имитацию угрозы со стороны добровольцев или еще кого-нибудь против себя, а потом запретить выборы и начать репрессии – это уже реальнее. Для него это способ ослабить давление общества на себя. Потому что потом любого человека, которая будет его критиковать, можно назвать участником переворота.

Все будет выглядеть примерно так: на определенных телеканалах объявят о попытке переворота, покажут, как военная техника туда-сюда ездит по Крещатику. Затем выступит президент с речью вроде: остановлено попытку государственного переворота и мы делаем все возможное для стабилизации ситуации. При таком сценарии возможно все, только не демократические выборы.

А если организатором такого сценария будет не президент?

Виктор Небоженко: Среди воинов АТО сейчас очень много недовольных, особенно среди волонтеров добровольческих батальонов, которые пошли воевать два года назад. А теперь сепаратистам из «ДНР/ЛНВ» хотят объявить амнистии. Это очень возмущает людей, которые в свое время первыми взяли оружие и пошли защищать Украину, Путин только в таком случае может пожать Порошенко руку со словами «ты молодец». Несколько дней назад в Ереване группа добровольцев, которые воевали в Нагорном Карабахе, узнав, что армянская власть хочет Азербайджана отдать пять областей, взбунтовались. Сейчас этот бунт подавлен, но для нашего президента это может быть хорошим уроком: Порошенко должен понимать, что если он пойдет на выборы в оккупированном Донбассе, то это может привести к похожим и сейчас малопредсказуемых последствий.

Например, до военного переворота?

Владимир Манько: В Украине роль армии в обществе не такая значительная, как в Турции. Однако за последние несколько лет доверие граждан к ВСУ выросло. Сегодня украинская армия, которая борется за территориальную целостность, имеет едва ли не наибольшее доверие среди граждан. Поэтому не исключаю, что некоторые очень амбициозные политики из оппозиции имеют желание сыграть на этом факторе — на случай, если они не смогут добиться досрочных выборов в ВР, а Затем по этому сценарию авторитетная украинская армия говорит свое веское слово, смещая власть, а оппозиционные силы обеспечивают со своей стороны гражданскую поддержку. Но я в это не очень верю.

Ярослав Макитра: Турецкого сценария в Украине точно не может быть, потому что там после Кемаля Ататюрка армия играла важную роль, с ней всегда считались и она имела свою позицию, часто даже отличную от гражданской власти. У нас же попытка военного переворота теоретически возможна – особенно во время обострения ситуации на фронте, ухудшение социально-экономического положения и тому подобное. Но вряд ли в Украине армия настолько действенная, что могла бы такие вещи организовать. В частности, нет высшего армейского сословия, который мог бы быть настолько авторитетным.

Александр Кочетков: Действительно, у нас нет устоявшейся традиции, когда военные активно влияют на общественную жизнь страны. В украинских военных нет общей позиции, общего видения даже модернизации армии, не говоря уже про всю страну. Военные со многими звездами на погонах в откровенных беседах утверждают, что захватить власть не проблема, проблемы начнутся потом. Ведь международное сообщество переворота не признает, а Украина слишком зависит от внешних партнеров.

Так же маловероятно, что нашим властям удастся сымитировать попытку военного переворота, чтобы после его подавления получить диктаторские полномочия. Потому что с нашей организацией и исполнительной дисциплиной все сразу выйдет из-под контроля и превратится в стихийный кровавый бунт. Как следствие, в любом варианте — реальный мятеж или имитация — это приведет к распаду и гибели Украины. Будем надеяться, что и власть, и оппозиция понимают этого.

Возможны другие варианты?

Виктор Небоженко: Как известно, министр внутренних дел Украины Арсен Аваков находится в очень сложных отношениях с грузином Михаилом Саакашвили и этот конфликт между силовиком Аваковым и Саакашвили может привести к вооруженному конфликту. Потому что среди силовиков переворот может совершить только Нацгвардия. Но это был бы настоящий переворот, только провокация – спрогнозировать пока трудно.

Ярослав Макитра: Если переворот и станет возможным, то, скорее всего, он будет проходить в форме социальных бунтов, в которых будет задействовано определенное количество военных и людей с фронта. Более того, участие добровольцев в подобных бунтах даже может получить серьезную поддержку в обществе.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*