Главная » Необъяснимо » Воюем или… танцуем?

Воюем или… танцуем?

13244

В Украине уже третий год продолжается так называемая антитеррористическая операция, которая только по официальной статистике унесла жизни более трех тысяч украинских воинов. При этом в последние дни количество обстрелов и потери со стороны Украины существенно выросли. Однако на мирную жизнь украинцев это не влияет: фестивали, концерты поп-звезд (в том числе и российских) и фейерверки в честь бесконечных праздников.
Война в Украине

Почему так происходит? Мы, украинцы, не чувствуем угрозы, думая, что война где-то далеко и пройдет мимо нас? Или мы утратили способность сопереживать и значит, несмотря на революции и майданные трагедии, так и не получили права называться гражданским обществом? А может это один из элементов политики нынешней власти?

Морально ли «фестивалить» стране, когда каждый день на войне с московским агрессором гибнут ее лучшие сыны и дочери? Об этом корреспондент «First Truth&Transparency Committee» спросил у волонтеров, военных, общественных и политических деятелей.

Сергей Глотов, активист Общественного сектора Луганского Євромайдану, организатор и координатор помощи украинским военным:

Мы чувствуем сейчас очень маленькую поддержку волонтерского движения со стороны государства. А ослабление этого движения влияет на формирование общественного мнения. Сейчас в обществе большое разочарование, люди реально не поддерживают тех людей, которые воюют, они не хотят даже думать о них. За прошедшую неделю было много погибших, но это никак не повлияло на общественное мнение. Я все свое время посвящаю сбору помощи для АТО и вижу по людям: они все меньше и меньше хотят помогать военным.

Между тем, они забывают, что война может неожиданно приблизиться к их дому. И в этом виновата в первую очередь информационная политика государственных СМИ, которые вообще не работают в направлении поддержки украинского войска. Вот и складывается у многих впечатление: мол, есть где-то далеко какая-то там война, а мы к этому не причастны, нам нужно ехать на море. Людям перестали напоминать, что этой страны может и не быть. Львовянам будет значительно труднее жить в российской оккупации, чем луганчанам. Людям нужно рассказывать, что идет война, проводить мероприятия патриотического направления. Потому что у нас сейчас просто абстрагируются от тех событий, которые происходят. Сегодня мы наблюдаем малейшую гражданскую активность и это беспокоит.

Юлия Красильникова, активистка «Восток SOS»:

Мирная жизнь всегда была во время боевых действий и она должна быть, ибо без этого не возможно. Есть молодое поколение, которое должно развиваться, несмотря на войну. Но конечно поражает, когда есть такое разделение общества на тех, кто круглосуточно живет тем, что происходит на Востоке и тех, кто вообще не знает, что там и им это не интересно, потому что они считают, что это их не касается. Это внутреннее дело каждого человека, его сознательный выбор. Есть много волонтеров и добровольцев из разных регионов, но для большинства гражданского населения Украины – жизнь продолжается так, будто ничего не происходит. Но вместе с тем, стоит понимать, что невозможно закрыть всех в квартирах, чтобы они сидели с грустными лицами. Также людям, которые возвращаются с войны, тоже надо увидеть мирную жизнь. И плохо здесь то, что оно совсем не меняется: нет понимания, что те самые фейерверки, они не ко времени, потому что это лишний стресс для многих людей, которые прошли зону боевых действий. Но. к сожалению, очень трудно заставить несознательных граждан не использовать это сейчас.

Василий Шкляр-украинский писатель, политический деятель:

Фестивали нужны, но патриотические, потому что они воспитывают новое поколение тех самых бойцов и защитников. Это такие фестивали, которые проходят в Холодном Яру или Гурбах – это воспитание новых украинцев. А такие фестивали, куда приезжают российские и другие гастролеры – они, конечно, фактически преступные. Во время войны такие развлечения, веселье и танцы недопустимы.

Александр Поронюк, руководитель Западного регионального медиа-центра Министерства обороны Украины:

Праздник прежде всего нужно для тех, кто воюет. Чтобы они могли снять напряжение, могли попасть в какое-то позитивное среду после ужасных эмоций, переживаний. Чтобы они могли пройтись мирными улицам, выпить кофе и послушать музыку. Я максимально присоединяюсь к тому, когда артисты, которых я имею честь знать, приезжали в воинские коллективы — как на Яворивский полигон, так и на фронт. Ведь хорошая песня снимает напряжение.

Военные должны чувствовать поддержку со стороны гражданских. Присутствовал с ребятами в одном из кафе в центре Львова, когда пришло время рассчитываться, то за кофе уже заплатили другие посетители. Все зависит от настроения и понимания. В военной среде вообще по-другому реагируют на сложности, есть правило не говорить о том, что плохо, потому что большое счастье для коллектива, когда есть человек, который может снять стресс. Людей нужно выводить из однообразия, потому что находиться в АТО под обстрелами и смотреть на одну и ту же территорию, местность – не каждому дается

Степан Хмара, политик, правозащитник, политзаключенный советских концлагерей:

Я уже неоднократно обращаю внимание на это, чтобы люди поняли, что идет война, нужно указать на агрессора, но у нас «АТО». Идет война, есть агрессор, а Порошенко, занимающий кресло президента и не хочет выполнять своих полномочий, тем самым говорит, что это внутренний конфликт и люди с этим согласны. Украинская дипломатия должна представить мировому сообществу серьезную доказательную базу российской агрессии на украинской территории. Российских пленных и убитых, российское оружие, уничтожены заводы, демонтированы и вывезены в РФ, уничтоженную инфраструктуру региона, уничтожены целые населенные пункты. А сейчас соответственно нет реакции со стороны общества. Ни от интеллигенции, ни от журналистского корпуса, который потакает лжи Порошенко, называя войну антитеррористической операцией. Вот если бы все журналисты прекратили употреблять термин АТО — это дало бы дало возможность обществу задуматься, что же происходит в стране на самом деле.

Алексей Мочанов, волонтер:

Складывается впечатление, что война мало кого касается, кроме тех, кто реально отправил в АТО родню или друзей, и тех, кто работает на фронт, на тыл, на «передок» и на Победу.
Остальные: эй, вы не в Украине живете? Это не в вашей стране война, артобстрелы, горе, разруха, слезы, похороны и черная от пороха-пепла земля? Чему вы радуетесь и от чего скачете, как на Титанике? Кто-нибудь из вас представляет себя на дискотеке, когда в вашей семье погибло бы полсотни людей? Нет? Так может просто Украина вам — не семья, и люди в ней вам — не родня?

Кому нужны эти дешевые и никчемные «вы наши герои, молимся за вас, вернитесь живыми, герои не умирают», когда у огромного количества тех, кто живет на этой земле, нет ни грамма, ни капли и ни тени уважения к реальным героям, которые защищают честь , достоинство и независимость страны с оружием в руках? В таком неуважении к современникам, соотечественникам и их ратному труду с ратным подвигом мы воспитаем нацию без роду, без племени, без гордости, без памяти и без будущего. Нацию гоблинов и орков. И не нужно кивать на все стороны. Ищите проблемы и несоответствия в себе. Несоответствие принципам, вере, религии, истории. Не страшно? Не стыдно? Тогда гуляйте и веселитесь! Не забудьте выложить фотки с тусовок. Чтобы их увидели в Днепре, в Счастье, в Авдеевке, на терриконах, в Марьинке, Широкиному и на блокпостах.
Страна должна знать своих героев. И своих мерзавцев — тоже. В лицо и по именам.

Алла Чонгар, основательница Всеукраинского центра поиска пленных:

Города завешаны плакатами концерты и развлечения — туда даже приглашать не нужно. А вот когда везут погибшего воина, то людей уже просить надо, чуть ли не кланяясь: выйдите на улицу, встретьте Героя! Люди стали равнодушны, как и власть. У нас войны нет, а есть АТО — такая себе забава, рулетка для наших солдат и для детей, которые еще не родившиеся, уже становятся сиротами.

Руслан Кошулинский, демобилизованный боец АТО, председатель Львовской областной организации Всеукраинского объединения «Свобода»:

Общественное видение этих событий моделируется от власти. Если не называть войну войной, а называть ее другим именем, то соответственно это видение опускается по вертикали, как на общество так и на общество в других странах, которые тоже считают, что это внутренний конфликт на территории Украины. Это ментальная вещь. К тому же максимальная проблема, которая есть – это отсутствие популяризации вооруженных сил Украины, в качестве защитников государства. А это должно быть в формате общенационального сдвиги для обеспечения государственной самостоятельности. После этого общество будет самостоятельно решать, нужно ли им эти фестивали, которые происходят в период, когда гибнут люди. Если бы обществу показали, что сейчас происходит на самом деле, если бы власти местного самоуправления, с центральной власти чаще заходили в госпитале и чаще находились на передовой, они бы понимали те настроения и последствия. Я думаю, что разрешений на празднование не было бы после того, как городской голова заехал бы в госпиталь и пообщался с ранеными людьми, которые без конечностей, которые сходят с ума.

У меня вчера состоялся разговор с главным врачом полевого госпиталя и собственно эти вещи мне знакомы. Сейчас такое ощущение, что полстраны танцует, а пол – воюет. Мне было очень сложно, когда я был демобилизован и возвращался в мирную жизнь. Последний пример, когда на днях парень совершил самоубийство, загнав себе нож в сердце, потому что в отношении гражданских до военных есть проблемы. Это признак того, что общество так считает: ты отвоевал, а там заработал большие деньги, потому что в СМИ социальные ролики именно так все рассказывают: мол записывайтесь в армию, там высокая зарплата. Из армии вместо поднятия патриотического духа делают заработки. Чиновники должны понимать, что людей нужно объединять в духе патриотизма, а не все нормально, у нас мирное время, празднуйте себе – вот в этом проблема. А потом начинается диссонанс, когда парень или девушка возвращается с войны и осознает, что не попадает в ситуацию, когда все друг другу помогают, как это было на Майдане. Желание граждан сохранить государственную целостность не продуцируется на общеукраинском уровне, поэтому это все смещается на низ: люди видят по телевизору концерты певцов, которые ездят в Россию и это мы имеем, или спортсменов, которые играют за другие российские команды и власть никак не реагирует. Соответственно люди думают, что это нормально. Лидеры нации, те которые являются избранными, думают, что так правильно, а значит и все остальные думают так же.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*