Главная » Новости » Журналиста «Громадського» Анатолия Мележика нашли повешенным: хронология трагедии

Журналиста «Громадського» Анатолия Мележика нашли повешенным: хронология трагедии

16503

11 мая журналиста «Громадського ТВ. Полтава» Анатолия Мележика нашли на его съемной квартире мертвым. В размещенной на Facebook прощальной записке Мележик обвинил в собственной смерти своего руководителя Богдана Звягольського. Комментарии под этим постом не менее страшные — значительная часть пользователей, даже не пытаясь разобраться в ситуации, обрушилась с проклятиями на Богдана, на девушку Анатолия (его коллегу по работе), на «Громадське» и на Полтаву целом. Досталось и покойному. Журналисты fttc.com.ua (First Truth&Transparency Committee) попытались восстановить цепочку событий. По одной из версий, к трагедии привело желание купить iPad.

Последнее сообщение активного пользователя соцсети «Фейсбук», журналиста «Громадського ТВ. Полтава» Анатолия Мележика появилось 11 мая ровно в 12:30. Такая точность не случайна – пост был запрограммирован на выход в конкретное время.
Мележик

В коротком сообщении молодой журналист обвинял своего же руководителя Богдана Звягольського в собственной смерти:

«Ты, Богдан, забрал у меня все: любимого человека, работу и репутацию! – говорилось в заметке. – Пусть принесут тебе счастье, те 800 долларов, которые я отдал тебе 9 мая 2016 года».

Обвинения в адрес руководителя «Громадського ТВ. Полтава» заключались в том, что Звягольский, по словам Анатолия, заставил его признаться в краже денег, а его девушку Людмилу Гудзь – написать «сообщение раскаяние» в адрес того же Богдана.

Далее говорилось, что все свои сбережения — 10 тысяч грн, автомобиль и ноутбук — Анатолий Мележик завещает своей возлюбленной, коллеге по работе в «Громадськом ТВ. Полтава» Людмиле Гудзь, с которой встречался на протяжении последнего года.

Последними в заметке были слова о том, что искать Анатолия уже не стоит, ибо на момент публикации поста он уже час должен быть мертвым.

Сначала часть пользователей не восприняла сообщение всерьез. Все – из-за сообщения Анатолия от 7 мая, где он опубликовал фото собственного завещания.

Как следует из фото, документ составлен 4 мая, а все имеющиеся активы Анатолий завещал любимой Людмиле Гудзь. В этом же посте Анатолий Мележик писал: «Всем остальным я говорю: Прощайте!». Вскоре после смерти журналиста сообщение было удалено с его страницы.

Указанное сообщение от 7 мая изрядно напугало сторонников корреспондента. Часть друзей сразу бросились на поиски, кто-то поехал к нему домой, еще кто-то звонил правоохранителям.

Поэтому когда через несколько часов оказалось, что Анатолий жив, взволнованные участники начали высказывать автору поста свое недовольство. Мол, так не делается: людей напугал, а сам наблюдал за реакцией!

9 мая на странице журналиста появилась заметка, по настроениям противоположная предыдущей. В нем Мележик (или кто-то от его имени) написал: «Прошу прощения у Б. Звягольського, коллектива «Громадського ТВ. Полтава» и у всех, кому я доставил неприятности и беспокойство. Извините».

В комментариях к посту немало пользователей не сдерживались в критике Мележика, обвиняя его в том, что он изображает из себя жертву, хотя на самом деле является вором.

Того же 9 мая прокомментировал ситуацию и Богдан Звягольский:

— Поскольку Толик вернул деньги и публично извинился, я принял решение завтра забрать заявление из полиции и поставить точку в этой истории.

Казалось бы, на этом ситуация была полностью исчерпана. Следовательно, отложенный пост журналиста, опубликованный в 12:30 11 мая, часть пользователей восприняла как очередную «игру на публику».

Впрочем, полиция Полтавщины отреагировала на сообщение и побывала в доме, где погибший снимал квартиру.

— После обнаружения поста в Интернете полиция разыскала сожительницу Анатолия, чтобы та открыла квартиру, которую он снимал, – говорит пресс-секретарь Главного управления Нацполиции Полтавщины Юрий Сулаев. – В присутствии полиции женщина сделала это и, вместе с правоохранителями, зашла внутрь, где и было обнаружено тело умершего. Признаков убийства на месте происшествия найдено не было.

Первые подтверждения гибели Анатолия Мележика появились в комментариях около 13:50. Тогда же и началась «инфовойна» между сторонниками и противниками журналиста-самоубийцы.

Большое количество комментаторов, среди которых и профили, зарегистрированные несколько дней назад или указанные, как жители России, выдвигали самые грандиозные версии того, что произошло.

Многие комментаторы бросились обвинять руководителя «Громадського ТВ. Полтава» Богдана Звягольського, вспоминая о конфликте между мужчинами нескольконедельной давности.

Вспоминали пост Богдана в ФБ от 29 апреля, в котором Звягольский обозначил руководителей ведущих интернет-изданий Полтавщины:

«К вниманию потенциальных работодателей! Анатолий Мележик работал с нами более года, был членом «Полтавское Общественное Телевидение», а для нас это – семья. Не смотря на это, он подозревается в хищении моих средств (20 000 грн.) и моего паспорта, о чем я подал заявление в национальную полицию. Мои подозрения основываются на видео с камеры наблюдения и выводах полиграфа».

Первой, кто отреагировал на сообщение руководителя «Громадського ТВ. Полтава», была полтавчанка Ирина Руденко. «Смеюсь по-доброму. Я вас предупреждала … а меня никто не слушал», – написала Ирина.

— Мое отношение к Анатолию Мележику объясняется объективными причинами, – написала Ирина в ответ на просьбу прокомментировать ситуацию. – Я была инициатором создания одного из местных ФБ-сообществ. Договорилась с владельцем одноименной группы Интернет-издания об использовании их названия и материалов, тот не возражал. Ведущим журналистом сайта тогда был Анатолий, он же взялся и за администрирование сообщества. Мы оба развивали группу, а когда в ней насчитывалось уже более 5 тысяч подписчиков, Мележик ушел из издания, вместе с тем заблокировав мне доступ к группе. Наверное, потому, что работал на одного из кандидатов в нардепы и не хотел, чтобы там писали про кого-то другого.

Что же до поста Богдана Звягольського, то он вызвал у пользователей немало вопросов.

Масла в огонь подлил и столичный журналист Юрий Петрушевский, который переписывался с погибшим 30 апреля. Сразу после смерти Юрий выложил эту переписку, где журналист «Громадського ТВ. Полтава» жалуется, что руководитель, мол, прибегает к цензуре и запрещает выдавать некоторые темы в эфир. Какие именно, Мележик не уточнил.

Обстоятельства скандала в комментариях к своей же записи уточнил сам Звягольский.

— 27 марта мы праздновали новоселье в новой студии. После того переместились в бар, что рядом. Чтобы не носить большую сумму денег, папку с наличными я оставил в ящике своего письменного стола. Так как Анатолий в тот вечер не пил, я попросил его развести нас по домам (около 3 часов ночи). Следующим утром средств в папке я не нашел, – пишет в комментарии Богдан. – Обратившись на пульт охраны, я узнал, что той ночью офис был снят с сигнализации с 3.55 до 4.46. На доме напротив нашей студии я увидел камеру наблюдения. Получив запись, увидел, что в ночь с 27 на 28 марта моя машина стояла перед офисом именно в то время, когда была снята сигнализация. Анатолий же уверял меня, что и сам поехал домой.

«…Только когда я сообщил, что имею запись с камеры наблюдения, к Анатолию вернулась память»

Потом, вспоминает Звягольская, Анатолий Мележик долго не признавался, что был той ночью на студии «Громадського ТВ. Полтава». Чтобы прояснить ситуацию, Богдан, по его же словам, начал договариваться с компаниями, которые предоставляют услуги полиграфа.

Тестирование на детекторе состоялось 23 апреля. Во время него, пишет Богдан, его подчиненный и далее утверждал, что в студию ночью не заезжал.

— После полиграфа Толя тоже все отрицал, – продолжает Звягольский в комментарии. – Тогда я не утерпел и сообщил, что у меня есть запись с камеры наблюдения. После этого к Анатолию «вернулась память».

Опираясь на поведение подчиненного и результаты тестирования на детекторе лжи, Богдан Звягольский 24 апреля написал заявление в полицию, где указал Мележика как основного подозреваемого. Пресс-атташе ведомства подтвердил: документ, поданный Звягольським, содержал фамилии.

— Следствие по указанному инциденту еще продолжается, поэтому разглашать детали мы не имеем права, – рассказал Юрий Сулаев. Видео с камеры наблюдения напротив офиса приобщено к материалам дела.

Сам же новый офис «Громадського ТВ. Полтава» расположен на 1-м этаже жилой новостройки, по ул. Парижской Коммуны (ныне – Пилипа Орлика). Камера, видео с которой приобщено к делу, установлена на фасаде новостройки напротив и принадлежит владельцам салона красоты.

— На видео я четко видел свою машину у входа в офис «Громадського», – уверяет Богдан Звягольский. – Хотя был уверен, что человек, который хотел украсть деньги, должен был бы оставить авто где-нибудь подальше от места происшествия.

О том, кто именно предоставил ему услуги детектора лжи и проходили ли его другие сотрудники компании, руководитель «Громадського ТВ. Полтава» комментариев не предоставил.

Предшествовали же скандалу с деньгами вполне нормальные отношения в коллективе СМИ.

К команде местного «Громадського» Анатолий Мележик попал в начале 2015. Специализировался на материалах о махинациях местной власти. Наиболее популярные материалы отснял во время избирательной кампании-2015, разоблачая схемы воздействия на электорат со стороны местных кандидатов.

С Людмилой Гудзь Анатолий встречался около года. Познакомились, по словам коллег, на «Громадськом ТВ. Полтава». К тому же журналист был женат на Лесе Мележик, с которой в свое время и переехал в Полтаву.

Судя по фото, опубликованным в соцсетях, и со слов журналистов, которые встречались с сотрудниками «Громадського. Полтава» на мероприятиях, можно сделать вывод, что до скандала отношения в коллективе были дружескими и основанными на взаимном доверии.

Сейчас никто из «Громадського ТВ» Полтавы комментировать ситуацию не желает. По словам представителей других СМИ, коллеги и до сих пор не могут оправиться от пережитого шока.

Самоубийство Анатолия заставило некоторых авторов выдвинуть версию о доведении его до радикального поступка. В частности, за частые упоминания об убийстве, которое Мележик совершил еще в юности.

О том, что журналист отбывал наказание за умышленное убийство, совершенное группой лиц, стало известно не более года назад. Приехав в Полтаву, Анатолий не слишком афишировал свое криминальное прошлое.

Тема преступления «всплыла» на поверхность после 5 марта, когда в Полтаву приезжал Министр внутренних дел Арсен Аваков для участия в присяге новой патрульной полиции. Анатолий Мележик, который освещал мероприятие, тогда поинтересовался у чиновника, когда же пройдет переаттестацию его подчиненный, одиозный руководитель департамента противодействия наркопреступности Илья Кива.

Кива отреагировал в своем стиле, написав [сейчас пост недоступен] в ФБ вместо ответа абсурдное обвинение: «Интервью у Министра берет журналист, который сам 1,5 года как освободился, отсидев 9 лет за убийство. Родину защищать не захотел, а в журналисты подался».

Однако журналисты, которые связывались по этому поводу с Мележиком, отмечали, что Анатолий не скрывает этого факта из биографии.

Еще одна сомнительная история, участником которой стал погибший журналист, была связана с его авто.

В ночь на 20 октября 2015 года ВАЗ-2105, который принадлежал Анатолию Мележику, загорелся. Огонь значительно повредил переднюю часть «пятерки», в том числе двигатель. Анатолий тогда связывал это с журналистской деятельностью и высказывал предположение, что ему отомстили «герои» его сюжетов.

И уже через несколько дней после инцидента журналист приволок обгоревший кузов авто на Театральную площадь города, заявляя о преследовании. A параллельно с тем обнародовал номер своей банковской карты, с просьбой помочь.

Реакция сторонников журналиста не заставила себя ждать: уже 6 ноября Анатолий отчитался в «Фейсбуке», что, на замену сожженным «Жигулям», благодаря помощи друзей, приобрел старенький «Фольксваген Гольф II». По данным сайтов по продаже авто, такое транспортное средство сейчас стоит от 30 до 70 тысяч грн, в зависимости от технического состояния.

После публикации прощального поста журналиста «Громадського ТВ. Полтава» снова начали обсуждать историю с поджогом. В комментариях можно найти сразу несколько предположений о том, что покойный сам поджег ВАЗ-2105, чтобы потом пропиариться на этом и купить более качественную машину. Апеллировали скептики к тому, что журналист, увидев возгорание, не бросился сломя голову тушить авто, а спокойно снимал процесс на видео.

— Виновные в поджоге до сих пор не найдены, – сообщил нам спикер ГУ Нацполиции в Полтавской области Юрий Сулаев.

После самоубийства Анатолия Мележика «досталось на орехи» и его девушке и коллеге Людмиле Гудзь. Пользователи бросились обвинять ее в том, что накануне смерти, вроде, отвернулась от парня, не поддержала его.

Часть юзеров увидела «руку» Людмилы и в письме раскаяния, который обнародовал руководитель «Громадського ТВ. Полтава» в комментариях под последней заметкой погибшего.

В письме от имени Анатолия, которое Богдан якобы получил накануне трагедии, речь шла о том, что Мележик очень раскаивается в своем поступке.
Мележик2

«Знаю, звучит по-дурацки, но я хотел купить себе «iPad», – утверждал автор сообщения, полученного Звягольським в сети Viber. – Те душевные муки, которые я испытываю сейчас – это настоящий ад! Не знаю, сможешь ли ты меня простить, но хочу, чтобы ты знал, что я искренне раскаиваюсь в содеянном».

Подозрение у пользователей вызвало то, что, в одном из предложений, написанных якобы погибшим журналистом, была фраза: «Зачем я это сделала?». Появилось немало предположений, что сообщение писала девушка. Конечно же, многие считали, что автором письма могла быть именно Людмила.

Частично подтвердил такие мысли и Анатолий Мележик, в прощальном сообщении обвинив своего руководителя, в частности, в том, что тот «заставил Людмилу Гудзь написать комментарий о моем признании».

Сама девушка долго не отвечала на упреки пользователей соцсетей, и утром 13 мая таки выложила в ФБ собственное видение ситуации.

«Попробуйте 2-3 недели нормально не спать и не есть, – написала Людмила. – Поддерживайте любимого тогда, когда от него отвернулись все. Простите ему все. Целуйте, как в последний раз… И, когда вы будете ждать его дома в назначенное время, а он не придет, а через полтора часа вам придется найти любимого в петле, тогда и сможете закидывать мне, что я кого-то не уберегла».

Сейчас девушка не хочет комментировать ситуацию, ссылаясь на то, что следствие по инциденту еще продолжается. И, по словам знакомых, она чувствует себя очень подавленно.

– По делу назначены экспертизы: дактилоскопическая, техническая (компьютера), судебно-медицинская, цитологическая. Также допрошены знакомые, коллеги, близкие погибшего, – рассказывает о ходе следствия Юрий Сулаев. – Если будет предъявлено подозрение в доведении до самоубийства, то этому человеку, в соответствии с санкцией ч. 1 ст. 120 УКУ, светит от 3-х лет ограничения до 3-х лет лишения свободы.

Хотя, согласно заметке советника МВД Антона Геращенко, виновному по указанной статье грозит более 5 лет тюрьмы.

Сейчас все стороны конфликта не спешат комментировать ситуацию. Те, кто незадолго до смерти журналиста стали на сторону его руководителя, не под запись признаются: после трагедии получали в частных сообщениях угрозы за доведение Анатолия до самоубийства.

Правда, есть и исключения. На последний пост Анатолия Мележика саркастической заметкой отреагировал местный политолог Дионисий Каплин. Причин, чтобы написать именно так, убеждает Дионисий, у него было немало.

— Когда мы сотрудничали с Анатолием и я хорошо его знал. И предупреждал всех: это – непростой человек, – отмечает Дионисий Каплин. – Его запись от 7 мая, где Мележик обнародовал завещание и прощался со знакомыми – не что иное, как сбор общественного мнения и попытка «сместить акценты» с банальной кражи. Многие ему простили это. Но, если сегодня мы простим человеку кражу, то завтра – убийство?

Не согласен собеседник и с мыслью, что именно разглашение спора между Мележиком и Звягольським в соцсетях и дальнейшая критика привели к трагедии.

— Погибший очень хотел отомстить руководителю за, якобы, испорченную репутацию, – не сомневается политолог. – Вот и выбрал такой радикальный способ. Впрочем, журналистам не стоит забывать: если они требуют публичности от власть имущих, то и сами должны быть готовыми к выступлениям в публичной плоскости.

Неоднозначные настроения царят и в лагере тех, кто защищал Анатолия Мележика и критиковал его руководителя.

Например, полтавчанка Татьяна Ефремова вечером 11 мая опубликовала сообщение, в котором спрашивает, как критики журналиста будут жить после его поступка? Хотя в комментариях под предпоследним постом покойного с нескрываемой иронией призвала Анатолия следующий раз конкретизировать свои сообщения.

«Как еще, может, надумаешь, пиши сразу: Прошу винить в смерти тех, кто тут гонит на тебя», – дописала Татьяна.

Похоронили Анатолия Мележика 13 мая на Центральном кладбище Полтавы. Следствие по делу продолжается.

1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*