Главная » Новости » Квоты на украинские песни: в чем суть законопроекта и как против него воюют

Квоты на украинские песни: в чем суть законопроекта и как против него воюют

16323

Закон о квотах для украинской музыки вступит в силу через три месяца после его опубликования. В первый год действия закона квота на украинскую песню составит 25%, во второй год – 30% и начиная с третьего года – 35%. Неожиданно перед окончательным рассмотрением закона его противники внесли «альтернативный» документ. Он предусматривает многочисленные лазейки чтобы обойти квоту.

Квоты

Почему нужны квоты?

По данным общественных мониторингов, доля песен на украинском языке в прайм-тайме ведущих украинских радиостанций составляет мизерные 5%. Более 40% занимают русские песни, остальное – песни на английском и других языках мира.

Причина в стереотипном мышлении владельцев и менеджеров радиоиндустрии и их нежелании менять наработанные бизнес-модели. Они привыкли годами ориентировать спрос на русскоязычные, или, в лучшем случае, на англоязычные песни. В то же время тысячи песен украинских исполнителей разных жанров не могут пробиться в эфир, поскольку медиамагнаты едва ли не все украинское объявили «неформатом».

Не имея доступа к радиостанциям, музыкантам трудно получить широкую популярность. А без популярности (а часто даже и с ней) доступ к ротациям на радио исполнителям украинских песен зачастую перекрыт.

Чтобы разорвать этот замкнутый круг, государство должно применить инструменты, которые откроют украинской песне путь к радиоэфира. И основной из таких инструментов – это установление минимальной квоты для песен на национальном языке, которой должны придерживаться все радиостанции.

Именно по такому пути пошли европейские страны, которые хотели поддержать свою музыкальную культуру и свой музыкальный рынок. Такие языковые квоты для песен введены во Франции, Германии, Польши, Португалии и ряде других стран. Причем в одной из них не стояла, как у нас, проблема русификации и доминирование в национальном пространстве музыки страны-агрессора, о которой так заботится наша радиоиндустрия.

Дать украинским слушателям возможность слышать на радио музыку на своем языке, а музыкантам – доступ к эфиру, призван законопроект №3822

«О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины (относительно доли песен на государственном языке в музыкальных радиопрограммах и радиопередачах).

Инициированный вице-премьером Вячеславом Кириленко и зарегистрирован в январе этого года несколькими народными депутатами проект доработан рабочей группой парламентского комитета по вопросам свободы слова и информационной политики во главе с его председателем Викторией Сюмар.

В группе работали депутаты, общественные активисты, медиаэксперты, музыканты и представители радіоіндустрії. Однако последние, не желая идти на компромиссные формулировки законопроекта, в конце концов прекратили работу в группе.
Как будет работать законопроект 3822

1) Ключевая новация – дополнения к статье 9 Закона «О телевидении и радиовещании»: «Радиоорганизации обеспечивают долю песен (словесно-музыкальных произведений) (далее – песни) на государственном языке не менее 35 процентов от общего времени звучания песен».

Такая формулировка означает, что государство оставляет за радиостанциями полную свободу, сколько вообще песен должно быть в их эфире, а сколько времени должны занимать инструментальная музыка, новости или другие программы разговорного жанра.

Но сколько бы песен радиостанция не крутила, не менее 35% времени должно быть на украинском. То есть, если всего на сутки песни звучат 1000 минут, не менее 350 минут отводится для украинских песен. Звучат песни только 200 минут, значит на русском должно быть не меньше 70 минут.

Простая и универсальная норма ставит все станции в равные условия, позволяет легко контролировать выполнение закона и стимулирует развитие и популяризацию украинской песни всех направлений и жанров.

2) Упомянутая квота должна соблюдаться, «в течение суток, а также во временных промежутках с 6 до 12, с 12 до 18, с 18 до 24 часов». Это должно положить конец привычке некоторых радиостанций крутить украинские песни «для галочки» — ночью или в другое неудобное для слушателей время.

3) Детализированы приоритеты, которыми Национальный совет телевидения и радиовещания должен руководствоваться при выдаче лицензий на вещание. Такими приоритетами, среди прочего, определено противодействие информационной агрессии, развитие государственного языка и защита интересов производителей национального аудиовизуального продукта.

Более того, законопроект прямо предусматривает, что преимущество в конкурсе отдается той телерадиоорганизации, которая «обязуется увеличить квоту, предусмотренную частью второй статьи 9 этого Закона, на 5 и более процентов» и «способна лучше обеспечить интересы производителя национального аудиовизуального продукта».

4) Статья 72 закона «О телевидении и радиовещании» дополняется штрафными санкциями за несоблюдение квоты на украинские песни — радиоорганизация уплачивает штраф в размере 3 процентов общей суммы лицензионного сбора лицензии, выданной на соответствующую программу.

5) Через изменения к Закону «О национальном совете по телевидению и радиовещанию» на Нацсовет возлагается обязанность осуществлять «надзор за соблюдением радіоорганізаціями требований законодательства Украины относительно доли песен (словесно-музыкальных произведений) государственным языком в объеме песен, распространенных в течение суток, а также в течение других временных промежутков, определенных законом».

6) Закон вступит в силу через три месяца после его опубликования, чтобы радиовещатели могли подготовиться к его выполнению. В первый год действия закона квота на украинскую песню составит 25%, во второй год – 30% и начиная с третьего года – 35%.
Как пытаются сорвать принятие закона

Как только законопроект 3822 зарегистрировали, противники, за которыми предположительно стоит радиндустрия начали кампанию по его дискредитации.

Главные ее месседжи – качественной украинской музыки нет, радиостанции будут вынуждены крутить те же песни и вообще обанкротятся и закроются. В принципе, аналогично уровня «аргументацию» использовали и радиостанции в тех европейских странах, где языково-песенные квоты были введены ранее.

Нельзя отрицать, что радиостанциям действительно прибавится хлопот и им придется менять устоявшиеся привычки. Однако, конечно, никакой катастрофы не произойдет, как не произошло ее после введения квот в Португалии, Польше или, скажем, Македонии.

Если же какое-то условное «русское радио» и закроется, это точно не будет катастрофой ни для украинских музыкантов, ни для украинских слушателей, для которых и принимается закон. Место тех, кто захочет уйти с рынка, с радостью займут другие, те, которые смогут организовать украиноязычный музыкальный бизнес, от чего общество только выиграет. Потому что кроме новой музыки появятся и новая работа для творческих людей.

«Анти-кампания» запомнилась скандалом. Сначала противники квот обнародовали заявление от имени украинских музыкантов, которые вроде бы выступают против квот на их пользу. И впоследствии несколько «подписантов» этого заявления включительно с будущей победительницей «Евровидения» Джамалой, заявили, что ничего подобного не подписывали.

Большая часть из тех кого включили в список противников промолчала, но стоит помнить, что все исполнители зависимы от радиоиндустрии.

Это противодействие мобилизовала сторонников квот: общественные активисты, медиаэксперты и сотни музыкантов начали заявлять о поддержке законопроекта 3822 и проводить соответствующие акции. В частности 260 украинских авторов и исполнителей.

По сути общество четко поляризовалось: с одной стороны активные граждане и музыканты, которые хотят, чтобы в Украине было слышно больше украинской музыки, с другой – Россия и медиамагнаты, которые хотят статус кво или по крайней мере свести увеличение доли украинских песен до минимума.

18 мая парламентский комитет по вопросам свободы слова под аплодисменты собравшихся активистов и музыкантов единогласно принял решение о поддержке доработанного законопроекта 3822д в первом чтении.

Когда вопрос стоит ребром, то «за» вынуждены голосовать даже противники квот, которые являются членами этого комитета. Однако это вовсе не означает, что они сложили оружие.

Уже во время включения законопроекта 3822д в повестку дня сессии стало очевидно, кто есть кто. Решение прошло со второй попытки, «за» проголосовал 231 депутат. Однако противники квот, в т.ч. часть членов комитета,

Демонстративно не голосовали или воздержались.

А 25 мая зарегистрирован альтернативный законопроект 3822-1, в тексте которого легко угадывается рука поклонников российской музыки в эфире.

В конце концов, костяк его авторов составляют депутаты, которые упорно выступают против квот. Это:

Елена Кондратюк, жена Александра Богуцкого. Википедия называет его директор-президент телеканала ICTV, принадлежащего Пинчуку. Богуцкий долго работал в медиа-холдинге этого олигарха. Кроме телеканалов Пинчук имеет значительную долю в структуре собственности радиостанций, входящих в ТОП-10 самых популярных: Хитфм, Русское Радио, Kiss FM, Радио Рокс.

Александр Абдулин из «Батькивщины» уже несколько созывов работает а комитете по вопросам свободы слова и информации.

Владислав Севрюков и Григорий Шверк с БПП. Оба до избрания депутатми работали членами Нацсовета.

Григорий Шверк, по данным Википедии, в 2001-2013 годах был вице-президентом медиа-холдинга UMH group, которая тогда принадлежала нынешнему главе АП Борису Ложкину. Сейчас UMH владеет пятью из ТОП-10 украинских радиостанций: Ретро ФМ, Авторадио, Радио Пятница, Европа плюс, Гаше Радио. Год увольнения Шверка с UMH совпадает с годом продажи компании другому собственнику. И его заинтересованность в противодействии языковым квотам наталкивает на мысль, что депутат не оставил контактов с представителями радио бизнеса.

Почему поставили свою подпись под этим альтернативным законопроектом несколько других депутатов включительно с первым вице-спикером Ириной Геращенко-остается непонятным.

Главный смысл альтернативного проекта заключается во внедрении сразу нескольких лазеек, которые, формально декларируя квоту на уровне тех же 35%, на самом деле сведут ее для большинства радиостанций до минимума в 10-15% времени.

Это и вывод части радиостанций из-под действия закона, и уменьшение квоты для большинства популярных форматов до 20-25%, и уменьшение уже и так пониженной квоты вдвое для «новых» песен, и отказ от контроля соблюдения квоты в течение каждых 6 часов.

1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*