Главная » Новости » Это сладкое слово «Зрада»: коррупция или неадекватность

Это сладкое слово «Зрада»: коррупция или неадекватность

20117

Политический кризис, вызванный отставкой министра экономики, поставил символическую точку в двухлетних надеждах на быстрые коренные изменения после евромайдана. Конечно, реформы будут продолжаться, будут «победы». Но одновременно будут и «измены». Будут возникать все новые и новые проблемы, граждане не избавятся от перманентной тревоги.

Реформы будут продолжаться даже при большом нежелании кардинально меняться как власти, так и обществу. В отличие от 2000-х, в Украине уже закончились ресурсы для обеспечения сохранности пресловутого статус-кво. Чтобы совсем не утонуть, должны будем где-то сбрасывать балласт социальных обязательств (повышение пенсионного возраста, избежание которого ставит себе в заслугу власть, на самом деле неизбежно). Как повышать эффективность, уменьшая возможности для коррупционного обогащения.

Однако продвижение вперед быстро останавливаться, как только непосредственный вызов будет преодолено. Преемственность реформ при политической турбулентности будет обеспечиваться только там, где их будут реализовывать при поддержке Запада и по его лекалам (вроде внедрения стандартов НАТО в Вооруженных Силах).

Коррупционеры готовы придумывать новые схемы в ущерб свободной конкуренции и выжимая бизнес в «серую зону». Будет возникать новая дыра — ее будут пытаться латать.

Можно надеяться, что постепенное накопление позитивных изменений в конце концов перерастет в новое качество. Но есть два «но».

Первое, пока Владимир Путин будет сидеть в Кремле, каждая украинский кризис имеет значительные шансы стать катастрофой из-за российского вмешательства. Но после Путина ситуация с нашей восточной границей вряд ли будет способствовать полной концентрации на вопросах внутренних реформ.

Пока Путин будет сидеть в Кремле, каждый украинский кризис может стать катастрофой.

Вторая проблема — если развиваться медленнее, чем другие, то отставание от лидеров только расти. Потенциал Украины размывают такие процессы, как постоянное уменьшение населения, а следовательно — и мощности внутреннего рынка, постепенная деградация системы образования, выпускники которого имеют амбиции, но не навыки.

Жизнь «от кризиса к кризису» и дальше будет подталкивать к эмиграции бизнесменов и квалифицированных работников — главных создателей богатства страны. Хроническая бедность порождать общественную апатию и готовность довериться очередным сладкоголосым популистам.

Вечная дилемма

В результате желанная стабильность может прийти в нашу страну в виде статуса депрессивной периферии. Украинское общество с опозданием пользоваться плодами прогресса человечества, зато первым чувствовать удары очередных глобальных кризисов.
рывок вверх

Чтобы хоть частично наверстать отставание, нуждаемся рывка — системных реформ, а не отдельных мероприятий по «оптимизации платежного баланса» или формальной реализации пожеланий международных доноров. Эти реформы, обычно в случае успеха, позволят Украине вырваться из нисходящей спирали.

Не стоит надеяться, что Киев перегонит Дубае по высоте небоскребов или Борисполь соревноваться с аэродромом Франкфурта-на-Майне по количеству принятых рейсов.

Достижимо, но все же достаточно амбициозную задачу для Украины, — существенно дополнить свою роль житницы и поставщика металла в международном разделении труда производством товаров и услуг с высокой добавленной стоимостью.

амбициозную задачу для Украины — производство товаров с высокой добавленной стоимостью

Дополнительные финансовые ресурсы будут способствовать сужению ареала бедности и росту доли среднего класса. Надежная экономическая основа нужна и для надлежащего обеспечения обороноспособности и реального, а не декларативного статуса Украины как регионального лидера.

Производства с высокой добавленной стоимостью требуют значительных инвестиций. А инвесторы стремятся двух вещей — безопасности, а также предполагаемых и выгодных для них правил игры.
Сценарий №1. Политическая команда реформаторов

Вполне понятно, что такие условия способна обеспечить только государство. Или менее пафосно и более корректно — определенная политическая команда, которая будет контролировать государственный аппарат. Но почему победители в конкуренции за власть имеют захотеть делать реформы?

Мотивация реформаторов — точно НЕ обогащения.

Конечно, наивно и даже опасно ожидать, что реформаторы вкалуватимуть за зарплату банковского менеджера средней руки, а по завершении процесса вернутся в отчий дом сажать картофель.

наивно ожидать, что реформаторы вкалуватимуть за зарплату банковского менеджера средней руки

Но, если отбросить сценарий полной катастрофы, украинские политики, которые завоевали власть и которые оставят все без изменений всегда смогут разбогатеть. Зачем же рисковать, осуществляя кардинальные трансформации? Ведь начни они активны реформы, становятся врагами тех, кому выгодно «все, как есть», то есть фактически врагами 80% страны.

Единственная мотивация (кроме альтруистических) — повышение собственного статуса в связи с ростом статуса страны. С представителем Украины, который приедет купить по хорошей цене высокотехнологичное оружие, разговаривать совсем другим тоном, чем с просителем очередных кредитов. Но такой статус имеет свою цену. Чтобы реформы были успешными, предстоит существенное перераспределение ресурсов.
Без шоу для народа реформ не будет

Инвестиции не придут в страну, где не гарантирована внутренняя безопасность. А для этого, в свою очередь, нужно, чтобы реформаторов на протяжении длительного периода поддержала стабильное большинство населения.

Как показывает грузинский опыт, поддержку можно получить, проведя быстрые в реализации изменения, которые хоть немного улучшили жизнь большинства граждан. Получив «историю успеха», можно приступать и к реформам, результаты которых наступают значительно позже, чем начинают ощущаться расходы на них.

Кроме того, реализация реформ требует создания сильного и дееспособного государственного аппарата, а затем — инвестиций в формирование профессионального и некоррумпированного корпуса государственных служащих (в широком смысле, включая судей, прокуроров, полицию, военных).

Чтобы получить финансовые ресурсы на это, придется ломать немало коррупционных схем. Не так для того, чтобы немедленно увеличить государственные доходы, сколько с целью снизить расходы для бизнеса, населения и убрать негативные стимулы для «слуг народа».

Вполне ожидаемо, что получатели коррупционных доходов бороться с такими действиями всеми законными, а в случае неудачи — и незаконными методами.

реформаторская власть должна договариваться с позиций силы, активно размахивая репрессивным инструментарием государства

Реформаторы должны преодолеть это сопротивление. Конечно, на практике это все равно будут договоренности с другими элитными группами о новых правилах игры. Но реформаторская власть должна договариваться с позиций силы, активно размахивая репрессивным инструментарием государства. Ее предложения вступят большей убедительности, а стартовая легитимность среди рядовых граждан повысится после нескольких показательных судебных процессов над одиозными фигурами коррупционеров «крупного калибра».

Это немного идет вразрез с идеалистическими представлениями многих активистов о полном «независимость» антикоррупционных органов или прокуратуры. И по другому не получится.

Кардинальные преобразования страны — командная игра. Чем больше команда, чем больше опыта, знаний и навыков аккумулирует внутри, чем длиннее у нее «скамейка запасных», тем больше шансов у нее будет на успех.

Но, к сожалению, не стоит надеяться, что все участники выдержат соблазн властью. Опять же, в Грузии уже после «революции роз» при странных обстоятельствах отравился угарным газом премьер-министр, а бывший министр обороны был вынужден бежать из страны. Поэтому в «команды реформ» должны быть еще и специфические механизмы внутреннего контроля.

Много разных и сложных для выполнения условий? Именно поэтому речь идет о «чудо». С другой стороны, если вернуться в осень 2013 года, не менее чудом покажется даже наша нынешняя ситуация.

Есть желающие «сделать чудо»? Ищите команду единомышленников, готовьтесь к высоким ставкам и макиавеллиевскими борьбы за власть при отсутствии каких-либо гарантий победы. А еще к тому, что даже успех реформ совсем не обязательно станет Вашим персональным успехом.
Стратегия №2. короткими перебежками

Волонтеры-интеллектуалы, которые после Майдана пришли в исполнительную власть распространили свое обращение к политикам, в котором требуют, условно говоря, «дать работать технократам».

Сами же подписанты не готовы стать командой, которая возьмет власть: «У нас нет намерения заниматься политикой, мы хотим и дальше работать в своих сферах», — пишут они.

Если активисты и сторонники быстрых реформ не хотят бороться за власть, есть другая стратегия: медленные, но положительные изменения. Живем здесь и сейчас, и должны решать проблемы именно сейчас, а не откладывать их на неопределенное будущее.

Страна продолжает воевать, растут дети, пишутся законы, меняются города и села. Можно действовать и в рамках системы, но достигать положительных и для общества, и для себя результатов.

Даже локальные достижения, такие как наведение порядка в провинциальном городе или даже артпроект, создают точки сопротивления для движения вперед, вдохновляют последователей, медленно меняя понятие общественной нормы. Но, что более важно, можно относительно успешно продвигать изменения и на общегосударственном уровне. Это «реформаторская партизанщина», или стратегия «коротких перебежек».

Есть желающие «сделать чудо»?

Угроза досрочных выборов или массовых протестов на горизонте заставляет власть прислушиваться к правильно сформулированных и поддержанных активной частью общества инициатив.

Интересные примеры — кампании по люстрации и декоммунизации. Они также иллюстрируют тезис, что появление нового правила происходит значительно позже момента, когда Президент подписывает соответствующий закон.

Две инициативы — «декоммунизация» и «люстрация» — показательные и в качестве примеров различных подходов к воплощению в жизнь низовых инициатив. Хотя и инициатор декоммунизации Владимир Вятрович, и инициатор люстрации Егор Соболев сейчас во власти (первый — руководитель государственного Института национальной памяти, второй — народный депутат), они превратили свои идеи в законы благодаря поддержке заинтересованных групп.

Но внедрение двух инициатив происходило по-разному. «Декоммунизация», несмотря на сложности, связанные с масштабностью переименований и политическими протестами, продолжается. Люстрация захлебнулась. Почему?

Во-первых, декомунизацийний закон более продуманный, рациональный и реалистичный, чем люстрационный ..

Во-вторых, команда, которая запустила декоммунизации, системно и в течение долгого времени проталкивает выполнения «своего» закона. «Люстраторы» не хватило такой настроенности на марафон.

Мораль из этих историй такова: если хотите достичь успеха в продвижении новых правил, мните стратегически, продумывайте свои требования и то, как они будут реализовываться на практике, выстраивайте широкие коалиции союзников. Будьте готовы к временным поражений, затяжек и задержек. Но не прекращайте давление.

скрупулезное соблюдение закона не освобождает вас от ответственности, однако практически гарантирует неэффективность работы

Если же «Украинский чудо» произойдет, Ваши усилия принесут дополнительный бонус. Накопленный политический и социальный капитал позволит Вам присоединиться к «команде победителей» на правах младшего союзника, а не «подчиненного».

Активная общественная позиция в эпоху «перманентных перемен» имеет свою цену. В этих условиях скрупулезное соблюдение закона не освобождает вас от ответственности, однако практически гарантирует неэффективность работы.

Много времени и сил придется потратить на бесконечную борьбу с бюрократическими «ветряными мельницами». Если вам что-то удастся достичь, то плоды Ваших достижений пытаться присвоить экономические или политические «рейдеры». Общественные проблемы снизят значение Ваших побед.

Более того, результаты прилагаемых усилий могут пойти насмарку по независящим от Вас негативные политические или экономические события.

Каким путем пойдет дальше Украина, не известно. Но, к сожалению, или к счастью, он никогда не бывает однозначным.

Максим Паламарчук, специально для First Truth&Transparency Committee (http://www.fttc.com.ua).